Автор Лабенская Ольга

ОТКРЫТИЕ

Первый год с азиатом? Конечно помню!

Панда попала ко мне в месячном возрасте с переломом передней лапы в суставе. Поэтому первый месяц она провела у меня на руках (иначе нельзя было зафиксировать ногу). Но уже к трем месяцам только легкое прихрамывание при смене погоды напоминало об этом.

На тот момент я знала об азиатах лишь то, что это крупные и независимые животные, с обрезанными ушами и хвостом, помогающие чабанам охранять стада от волков. И все! В доме жили овчары: восточник и немец. Ребенок был внимательным и схватывал все на лету и сразу стал резко отличаться от овчаров своим поведением и запросами.

Первое, что меня поразило - это достоинство, с которым она воспринимала еду и деликатность, с которой брала предложенное лакомство. Ну не было у нее в глазах :Щас я вам за кусочек все сделаю, что попросите! Ну не бросалась она к миске и не хватала еду с руки. Приближалась к миске медленно, обнюхивала внимательно, ела не торопясь. Если кобели, сметелившие все раньше пытались подойти - смотрела пристально долгим, тяжелым, не детским взглядом. И ведь понимали! Уходили. Лакомство с ладони брала одними губами очень нежно, можно было в пальцах держать - не прихватывала. Если есть не хотела или лакомство не нравилось, то брала из вежливости и позже бросала. Объем съедаемого тоже оказался сюрпризом. После тазиков для моих кобелюг эта мисочка казалась игрушечной. Радость собаковода!

Еще одно отличие, бросившееся в глаза - экономия энергии при каждом удобном случае и при этом тотальный контроль ситуации. Она ходила за мной хвостиком и при первой же остановке укладывалась возле ног. И дремала периодически приоткрывая глаза на движения и звуки. В случае необходимости вскакивала, как пружина, внезапно, резко, молниеносно. И так же быстро успокаивалась. Более компактной, "удобной" и адекватной собаки у меня никогда не было.

В гости с ней ходить было одно удовольствие. Быстренько новую территорию обнюхала и, где я села, там и она лежит, никуда не ходит. Раз пришли, значит нужно.

Следующее открытие это умение "запасать энергию". Девушка оказалась чистюлей - в дождь мокнуть не желала, в грязь лапы марать не собиралась, поэтому при таких условиях предпочитала сидеть дома и прогулки быстро сворачивала. Если непогода продолжалась несколько дней , то просто взрывалась на очередной прогулке быстрым бегом с играми, сбрасывала излишки и опять в энергосберегающий режим, ждать солнца. Овчары от такого распорядка уже бы свихнулись.

Первое выяснение своего места в стае произошло месяца в четыре. Кобелей она сразу восприняла, как низших по рангу и с ними не конфликтовала (строились при помощи все того же взгляда), а вот муж был не понятного назначения, те более, что часто отсутствовал. Обретя первые настоящие зубы, она решила ими воспользоваться и бросилась на него с рыком и намерением разорвать. Была схвачена за шкирку и вышвырнута через весь коридор. Нисколько не расстроилась. И на время смирилась. Все повторилось месяцев в семь, но закончилось тем же. Последняя попытка была в два года, но в руке у мужа оказалась разделочная доска, которая разлетелась на две половинки, от удара по наглой попе. Все. Муж был признан достойным воином и любые провокации прекратились.

Ну и конечно то, что поразило меня больше всего - интеллект, бьющий из всех щелей. Она слушала, смотрела, обдумывала и делала выводы. Обмануть ее или заставить насильно было практически нереально, а вот убедить и договориться можно. С ней было интересно! Она думала сама и заставляла думать меня.

Дрессировку она освоила ненавязчивым курсом в процессе прогулок с овчарами. А вот площадку отвергла, как глупую затею для собак-автоматов, показав, что все умеет и при необходимости выполнит. Подвела меня всего один раз в жизни и то в порядке эксперимента: спряталась в кустарнике и полчаса внимательно наблюдала, как я мечусь.

В случае предполагаемой угрозы, она не заливалась безумным лаем, как овчары, а напрягалась и глухо рычала. Рыка было не слышно, но по вибрации поводка все становилось ясно. Позже, всеми фибрами презирала фигуранта в халате и совершила свой единственный несанкционированный прыжок в область шеи (какая же я была идиотка расслабленная, зато потом умнаяяя!), защищая жаренного гуся от зашедшей на кухню жены шефа. (Гусь - наше все, хотя нам его не давали...)

Драться она не любила из-за лапы и старалась не конфликтовать, но в случае нападения делала вид, что убегает и помотав преследователя круг - другой резко разворачивалась и наносила запыхавшемуся обидчику удар клыками. Хватало одного раза.

К вопросу вредительства. За время роста , особенно немца, погрызено и испорчено в доме было не мало. Панда оказалась для меня в этом вопросе полной неожиданностью. За все почти 16 лет совместной жизни был подпорчен всего один предмет. Это тапочки мужа.И то со смыслом. Если он, как ей казалось вел себя с ней неправильно, то она просто ждала, когда он уйдет на работу и откусывала от задников его тапок небольшой кусочек. Я, как любящая мать, что бы ребенку не влетело, подравнивала тапки ножницами. Примерно по 5 мм. за раз. На третьем сантиметре пятки мужа коснулись пола и мы были рассекречены.

Ну вот как-то так, немного сумбурно я попыталась рассказать про свои открытия в первый год с первым азиатом. Из сложностей могу назвать огромное, гигантское, офигительное упрямство. Но ...(см.выше) интелект!

Осталось добавить одно - взгляд... Не знаю, можно ли остаться равнодушным, заглянув в эти глаза. Я не осталась. Я была ранена, нет - убита на всю жизнь. Даже гОда не понадобилось, чтобы понять: отныне только азиаты!

ЕЩЁ НЕМНОГО ВОСПОМИНАНИЙ
Выяснение отношений в семье. Этот вопрос всегда пугал меня больше всего при появлении второго, третьего и т.д. существа в доме. А когда к двум, уже сформировавшимся кобелям добавляется сука... Жди переворота, особенно, когда сука - азатка, а кобели - нет. 
То, что практически все женщины в глубине души уверены в своем превосходстве над мужчинами факт общеизвестный. Но в том, что в этом не сомневается и моя Панда стало понятно, как только она осознала себя девочкой. Кокетничала она с овчарами не по-детски, строила глазки, вылизывала парням ушки, переворачивалась на спинку кверху брюшком и радостно взвизгивала, демонстрируя свою вселенскую любовь. Два простодырых лопуха регулярно ловились на эту удочку и вот тут им, как правило, строго указывалось на их место. А место было разумеется не лучшим. Стоило им проявить свой мужской интерес, как юная провокаторша напрягалась, тело ее каменело, взгляд становился тяжелым и верхняя губа неуловимо ползла вверх. В запущенных случаях раздавался утробный,тихий, вибрирующий рык. Если парни не понимали и этого, а по началу это было (ну что она, такая мелочь, нам взрослым кобелям, прошедшим столько драк сделает!) бросалась на них кусая резко, болезненно, как правило, нанося раны до крови. Учитывая ее больную лапу, небольшой вес и то, что их было двое, кобели справлялись с ней легко (ну так им казалось). Подмяв под себя затихшую суку они вставали над ней демонстрируя позу победителя (ну вы все знаете этот кобелиный ритуал). А вот дальше начиналось самое интересное. Дальше надо было уходить и по всем законам поверженный и сдавшийся противник должен был отползать поджав хвост. Ан нет! Кто здесь сдавшегося увидел? Панда лежала в позе смирения ровно до тех пор, пока кобели с нее не слазили и тогда вывернувшись, резким броском в догонку она хватала их за живот, а чаще за причинные места. Далее был ужас в глазах моих бедолаг и непонимание: "как же так, а правила? Нечестно!!!" И все повторялось опять с тем же успехом. Пара таких стычек научила моих кобелей не связываться с этой стервой. И она взобралась на царствие.
Со временем в ее арсенале остался только взгляд, в действенности которого мы все наверняка уже убеждались. Мне это было продемонстрировано в красках.
Моего Лешу взяли к себе на несколько дней его теоретические владельцы (хозяева его матери). В гостях у них Леша бывал очень часто и потому остался там с удовольствием. Через неделю мне его привели. Никогда не забуду, как я открыла дверь и впустила его внутрь. Напомню, что он занимал самую низшую ступень в сложившейся собачей иерархии. Он вошел гордо превалив через порог и едва удостоив взглядом не только Тумана и Панду, но даже меня! Казалось, что он даже в размерах увеличился. Гордо задрав свой шнобель он прошёл в квартиру и отодвинув плечом обалдевших собак взобрался на хозяйский диван. По резко сузившимся глазам Панды и ее внимательному взгляду я поняла - драка будет насмерть. Но время шло, ничего не происходило. Зазнавшийся Олис продолжал хамить, а Панда наблюдала за ним, особо не приближаясь. Пришло время ужина. Леха был пищевик редкостный и еду не ел, а жрал, но тут обнюхав обычную кашу, скорчил брезгливую рожу и отошел с видом оскорбленного достоинства. Я позвонила Людмиле: "Почему он не ест, чем вы его кормили?" Мои худшие опасения подтвердились: ему пекли блины, варили борщ на косточке и давали мясо от вольного. Я рассвирипела: "Ах ты, скотинка зажравшаяся! Ну и сиди голодный!" И ушла в комнату, работать. Через два часа я спохватилась. В квартире стояла гробовая тишина и в комнате был один Туман. Зайдя на кухню я застала там замечательную картину. Параллельно противоположной к входу стене сидел, как изваяние мой Олис. Панда дремала у двери, скрестив передние лапы. "Леша, ты чего здесь сидишь?"
Мой пес скосил на меня глаза, не поварачивая головы, и пошевелил самым кончиком своего лисьего хвоста. В ту же секунду Панда приоткрыла глаза и пристально посмотрела в его сторону. И все! Леша снова вытянулся и замер, превратившись в египетскую роспись. Я засекла время и ушла, оставив их решать конфликт самостоятельно. Прошло еще сорок минут полной неподвижности, прежде чем зарвавшийся мужик был отпущен на свободу. Ровно в эту же секунду он превратился опять (и уже навсегда) в родного, милого и ласкового подкаблучника! А я навсегда поняла для себя силу азиатского взгляда!